Братья Мякиньковы 

Родоначальники династии

Ефим Ильич и Кондратий Ильич Мякиньковы

Андрей и Илья Мякиньковы были причислены в оренбургское купечество третьей гильдии в 1812 г. из муромских купцов.

Сын Ильи — Ефим Ильич Мякиньков (1793-1850) вместе с братом Кондратием Ильичом значились купцами 3-й гильдии, занимались мелочной торговлей, а с конца 1820-х гг. вели торговлю с Азией. Ефим Ильич и его супруга – Настасья Степановна (1894 – ок. 1840) – стали родителями четырёх детей – Михайлы (1820? г.р.), Василия (1832? г.р.), Веры (род. 1817) и Александры (род. 1827).
Второй супругой Ефима Ильича стала Надежда Афанасьевна (1799-02.02.1893), в браке с которой были рождены Дмитрий (1838? г.р.), Степан (1842 ? г.р.) и Евдокия-Авдотья (род. 1843? 1846?).

Кондратий Мякиньков (род. 1798) от первого брака (супруга неизвестна) имел двух детей - сына Андреяна (род. 1822) и дочь Надежду (род. 1825). Вторым браком К.И. Мякиньков был женат на Евдокии (род. 1811), от брака с которой в 1834 г. у него родилась дочь Татьяна. В 1835 г. Кондратий Ильич был отделен и по необъявлению капитала записан в мещане.

В 1838 г. Е.И. Мякиньков баллотировался в оренбургские городские головы, но неудачно, служил бургомистром оренбургского городового магистрата. В 1842 г. он числился уже во второй гильдии, но в 1850 г. опять оказался в третьегильдейских купцах. По данным на 1842 г., Е.И. Мякиньков являлся владельцем салотопенного и мыловаренного завода в Оренбурге, а в 1843 г. построил собственный дом в Старой Слободке.

Текст завещания Ефима Ильича Мякинькова

Текст завещания Ефима Ильича Мякинькова был предоставлен исследователем Надеждой Константиновной Курмеевой (текст приводится в современной орфографии и пунктуации):

"ВО ИМЯ ОТЦА И СЫНА И СВЯТОГО ДУХА. АМИНЬ.
Я нижеподписавшийся раб Божий Ефим Ильин сын Мякиньков, оренбургский 2-й гильдии к-ц, с Божьего благословения завещаю сие мое духовное завещание в здравом рассудке, в совершенной чистой памяти и в хорошем положении мыслей; в том, что, если по произволению Божию последует мне смерть, то принадлежащее мне благоприобретенное мною движимое и недвижимое имение, как то: дом, состоящий в предместии г. Оренбурга, да с пристроями заводы салотопенный и мыльный, и со всем пристроем каменные лавки, и в мясном ряду лавки, и деревянные подвижные лавки в городе, и разные товары, и наличный капитал, словом всю мою благоприобретенную собственность оставить в том же управлении жене моей, Александре Ивановне и совершеннолетним сыновьям Михаилу и Василию Ефимовым, а малолетние Дмитрий, Стефан, Николай, Евдокия должны быть в полном повиновении в тех же правах, как находятся оные при мне, с тем, чтобы ни малолетние дети мои, ни самое имущество мое, ни даже какая-либо часть оного в заведывание сиротского суда ни в коем случае не поступало, и никто из посторонних и начальствующих лиц к тому жену и детей моих принуждать не имел никакого права и не мог, если чего Боже сохрани жена моя Александра Ивановна или из детей совершенно который помрет, то в правах полного управления должны оставаться оставшиеся в живых. То же и тогда, если бы из них остался только один или одна жена моя.

2. По достижении совершеннолетия дочь мою Евдокию, наделив приличным и сообразным с имуществом капиталом, выдать в замужество. Если ж ей не пошлет Бог судьбы, или сама в замужество не пожелает, ей пользоваться равными правами, как бы при жизни моей.

3. По достижении совершеннолетия малолетними сыновьями, должны они нераздельно жить вместе, в одном семействе, уважая старшего, кто будет в живых, и пользоваться теми же преимуществами, как бы при мне самом.

4. Если же дети мои по достижении совершеннолетия по каким-либо непредвиденным обстоятельствам пожелают миролюбно и дружески все или один из них разделиться по имуществу и жить порознь, то по совокупном совещании должны разделиться миролюбно по ровным частям как наличных братьев, так и оставшихся после умерших братьев детей, оградив от всякого беспокойства и огорчений жену мою, Александру Ивановну и успокоив ее старость своими попечениями на волю которой предоставляю жить с тем из детей, с кем она пожелает.

5. Буде же который-либо из сыновей моих, забыв страх Божий и мою непременную родительскую волю, здесь ясно изложенную, по сварливости характера своего или жены своей или по беспутному поведению (чего я, впрочем, не ожидаю) захотел бы самовольно, без согласия прочих членов семейства, как то: жены моей и прочих детей, то сделать ему прежде вразумительное увещание от моего имени, чтобы жил с братией вкупе, а потом, когда и это не подействует, отпустить его из семейства с таким наделом капитала или имущества, какое положат на его часть прочие вышепоясненные лица моего семейства,

что утверждаю в полном удостоверении и памяти, и своеручно подписуюсь, оренбургский 2-й гильдии купец Ефим Ильин сын Мякиньков. и завещаю содержать сие свято и нерушимо 1848 года июня 23 дня. Город Оренбург. Сочинил сам я, Завещатель".