Иван Алексеевич Зарывнов

Благотворитель и "кормилец"

(1854-?)

Иван Алексеевич Зарывнов

Старший сын Алексея Ивановича Зарывнова. С 1887 г. исполнял обязанности члена Учетного комитета Городского общественного банка. За успехи по службе в 1899 г. Иван Алексеевич был награжден золотой медалью на Аннинской ленте. В 1894 г. Иван Зарывнов получил золотую медаль на Станиславской ленте, в 1895 г. - серебряную медаль на Андреевской ленте «в память Святого Коронования Государя Императора Николая II», а позднее, в 1897 г. - за «заслуги по духовному ведомству» золотую медаль на Владимирской ленте, и серебряную медаль на Александровской ленте «в память императора Александра III». Кроме того, И.А. Зарывнов исполнял обязанности почетного попечителя городских начальных народных училищ (с 1888 г.), члена попечительского совета оренбургских женских гимназий и прогимназий (с 1892 г.), с 1893 г. - члена Оренбургского губернского по квартирным вопросам присутствия и члена Оренбургского губернского податного присутствия (с 1890 г.).

Иван Алексеевич был женат на Ираиде Александровне (род. 1856). В браке в 1877 г. родилась дочь Вера. Вера Ивановна 8 января 1895 г. вступила в брак с самарским купеческим сыном Виктором Николаевичем Неклютиным - представителем одной из наиболее крупных купеческих династий Самары.
В 1-й части Оренбурга Зарывнов построил себе усадьбу, которая и сейчас украшает улицу Кобозева (перекресток с пер. Хлебным)
Именно в этом особняке 2 февраля 1900 года прошло празднование серебряной свадьбы Ивана Алексеевича и Ираиды (Ироиды) Александровны Зарывновых.

Юбилейный праздник, торжественно состоявшийся 2 сего февраля, начался после обедни в Троицкой церкви заздравным молебном в доме юбиляров в 12 ½ часов дня, и по русскому обычаю закончился радушным предложением гостям хлеба-соли. Обед начался в 5 часов вечера. После молебна, прежде всего, юбилярам поднесена была служащими дорогая икона (складень) Св. Иоанна и Св. Ироиды. Приняв этот священный дар, Иван Алексеевич, тронутый до слез, благодарил своих служащих (оказавшихся в числе до 30 человек) в самых искренних выражениях. Затем юбиляру был поднесен поздравительный адрес от служащих, прочитанный бухгалтером торговой конторы. Адрес вложен был в красную папку. От родных и друзей начались засим подношения подарков (до 40), - и в эти минуты почтенные супруги чувствовали себя растроганными до слез.

Юбилейный обед хозяев удостоил г. оренбургский губернатор и наказной атаман оренбургского казачьего войска генерал-лейтенант Яков Федорович Барабаш, и в речи своей высказал юбилярам свою глубокую симпатию за их истинно христианское нищелюбие и постоянно-щедрую благотворительность во все приюты для сирот, бедных и заключенный в тюрьмы. Благотворительность эта известна и среди киргиз Тургайской волости. О ней молятся также в храмах Божьих.

На обеде присутствовал и г. вице-губернатор, полковник Иван Николаевич Соколовский, а также г. городской голова Н. А. Середа, г. прокурор окружного суда П. А. Башкиров, г. тюремный инспектор А. К. Адеркас, тов. прокурора Н. В. Кузьмин, причт Троицкой церкви, при которой юбиляр состоит ктитором, и множество других гостей. Число обеденных кувертов в обоих этажах обширного собственного дома юбиляров было более 200. Радушная трапеза юбиляров затянулась до 8 ½ часов вечера, при чем играл оркестр военной музыки.

О пожертвованиях на благотворения, сделанных в этот день добросердечными юбилярами, распространяться неудобно, так как Иван Алексеевич и супруга его исполняют заповедь Христову «о шуйце, не ведающей, что творит десница», - благодеющая…

Юбиляры – люди, сравнительно здесь недавние. Отец юбиляра, Алексей Иванович (ныне умерший), уроженец Нижегородской губ., Горбатовского уезда, открыл свою торговлю (чайную и мануфактурную) в Оренбурге лет 30 тому назад, сначала временную, только на время ярмарок на меновом дворе, а затем и постоянную; теперь фирма их оказалась уже первою здесь по обширности оборотов (свыше 2 миллионов рублей), по солидности и по добросовестности заведенного дела, а дела благотворений их окружают честное имя их, Зарывновых общим уважением и почетом.

Юбиляр за свои неслужебные отличия имеет уже много Высочайших наград. Сама Ироида Александровна состоит почетной попечительницей приюта сирот-девочек при женском монастыре, и в течение этого времени выдано сирот-девиц замуж более 10-ти, разумеется, при материальной помощи И. А. каждой из них. Не дальше, как на днях, одна из таких девиц была выдана замуж, у которой И. А. была и благословленой матерью.

Торговый дом Зарывновых все расширяет свои дела и завоевал себе уже славу старинных местных торговых фирм Весниных и Дюкова. В простой купеческой семье Зарывновых, состоящей из трех семейных братьев, не чуждаются и европейского образования: в ней есть гимназисты, гимназистки и даже студент (от среднего брата Федора).

На благотворительность юбиляровавшей четы вообще обратил свое особое внимание один из гостей- купцов и приготовил-было стихи для прочтения на обеде, но по авторской и личной скромности своей не читал их, - да и не было времени для того среди множества речей, спичей, виватов и здравиц других гостей. Стихи эти нам доставлены для помещения их в газете. Не громка у автора-гостя лира, но аккорды ее звучат сердечной искренностью и правдой. – Вот эти стихи.

Юбилярам И. А. и И. А. Зарывновым

(на память праздника «серебряной» свадьбы их 2 февраля 1875-1900 год)


Помолясь по-русски прежде Богу

Да на правый путь наставит Он,

Наш хозяин-хлебосол с хозяйкой

Ждут к себе гостей. Со всех сторон.


Будут гости из вельмож и знатных,

И купцы с городским головой,

Собрались одной семьей на праздник,

Как к отцу и к матери родной, -


Собрались «откушать хлеба-соли»,

Как народ старинный говорит,

Пир открылся. Зал залит огнями.

Хор военной музыки гремит.


И, заздравный кубок поднимая,

Гости дружно речи говорят,

Юбилярам за дела благие

Многих лет и радостей сулят…


А в лачугах – в этот день – убогих

И в тюрьмах, в приютах у сирот

Жарко льются из сердец молитвы.

Пред иконами там молится народ.


Эти сотни старых и убогих

Все там молят Господа о том,

Чтобы Он Свое благославенье

Ниспослал на этот добрый дом.


- «Четверть века прожили мы сыты,

И всегда одеты были и обуты вновь,

О, пошли-ж, Господь, им всем здоровье,

Мир в семье и общую любовь!


Сохрани ты их от всех напастей,

Будь к ним милостив, Творец Святой,

И для блага нашего «кормильцам»

Жизнь продли до «свадьбы золотой».



В доме Ивана Алексеевича Зарывнова проходили и первые собрания членов биржевого общества.
Иван Алексеевич Зарывнов, в качестве председателя Биржевого комитета обращаясь к городскому голове весной 1907 года, писал: «…Единственным средством сохранить только что народившуюся биржу и дать ей развиться на пользу местной и отечественной торговли, промышленности является постройка собственного здания на Хлебной площади». Иван Алексеевич заявил и о своем пожертвовании на постройку биржевого здания – 10 тысяч рублей.

Сам Иван Алексеевич по роду своей торговли в бирже не нуждался, но, задаваясь целью прийти на помощь биржевым деятелям, он довел постройку специального здания биржи до конца, приложив массу материальных и личных усилий, совершенно бескорыстно относясь к общественному долгу. Открытие вновь выстроенного на Хлебной площади здания Оренбургской хлебной биржи состоялось в 1910 году.

Здание ночлежного дома И. А. Зарвынова (совр. ул. Терешковой)
Весной 1907 года в Оренбургскую городскую думу от гласного И. А. Зарывнова поступило заявление «об отводе ему участка городской земли для постройки здания городского ночлежного дома на 300 человек». Городская дума, принимая во внимание столь щедрое пожертвование, единогласно определила: «выразить И. А. Зарывнову от лица Городской думы благодарность за его предложение, а для устройства здания отвести участок городской земли в 165 квартале – 400 квадратных сажен».

Ночлежный дом был построен в начале 1910 года. Тогда же здание «со всем находящемся в нём имуществом» было передано в собственность города. Ныне это здание по улице Терешковой, 10. Дом, согласно документам, был «открыт для всех желающих ночевать без различия национальности, пола и возраста. Он разделяется на мужское и женское отделения с отдельным входом для того и другого. Рассчитан на помещение 300 человек. Никакой платы за ночлег не взимается, представления документов или видов на жительство не требуется».

Весной 1910 года И. А. Зарывнов составил «Правила ночлежного дома Ивана Алексеевича Зарывнова в Оренбурге». Согласно правилам, «Ночлежный дом открыт для всех желающих ночевать без различия национальности, пола и возраста... Никакой платы за ночлег не взимается, представления документов или видов на жительство не требуется. Пьяные в ночлежный дом совершенно не допускаются и во избежание недоразумений с ними около дома должен быть полицейский пост. Для просушки теплой обуви и платья имеются особые сушильные камеры; желающие просушить свои вещи несут таковые к камерам, сдают надзирателю... Развешивать вещи для сушки на койках и подоконниках, лестницах и батареях отопления не допускается. Утром и вечером предоставляется ночлежникам кипяток... Безусловно воспрещается употребление спиртных напитков, всевозможные игры, как-то: в орлянку, в карты, в кости и прочие, песни, а также буйство, ссоры и драки. Виновные немедленно удаляются. Курение табаку воспрещается. Ночлежникам предоставляется право направлять свою корреспонденцию по адресу Ночлежного дома...». Государство отблагодарило купца Зарывнова за строительство учреждения, сыгравшего большую роль в обеспечении санитарного благополучия города. 7 июня 1910 года император пожаловал купцу Ивану Алексеевичу Зарывнову звание почетного гражданина г. Оренбурга.

Иван Алексеевич Зарывнов

Иван Алексеевич Зарывнов. Рисунок из журнала "Кобылка"


История города Оренбурга и оренбургского купечества

Основатель династии

Благотворитель и "кормилец"

Мельница и торговый дом

Биографические справки об оренбургских купцах и членах их семей