Николай Андреевич Дюков

«Таких высоконравственных людей ... у нас в Оренбурге в коммерческом сословии, пожалуй, и нет теперь».

(17.02.1824-10.10.1894)

Николай Андреевич Дюков

Сын Андрея Михайловича Николай Андреевич Дюков родился в Оренбурге.

В 1872 году Николай Андреевич переселился со всем своим семейством в Оренбург на постоянное жительство, и сам стал хозяином огромного торгово-промышленного дела. В Оренбурге Дюковы обосновались в городской усадьбе, часть которой сохранилась до настоящего времени. Оценочно-раскладная ведомость недвижимых имуществ в г. Оренбурге на 1890 г. описывает усадьбу Дюкова так: 3-я часть города. Квартал 128. Дом № 2. «Каменный 2-этажный дом и флигель, караулка, деревянная изба, смешанный корпус служб, каменная палатка. Все крыто железом. И деревянные холодные службы, крытые тесом и железом». Стоимость усадьбы составила 20 тыс.р. Сейчас особняк Дюковых в перестроенном виде (надстроен третий этаж) располагается на ул. Гая, 5.
Семья Николая Андреевича включала в себя жену – Любовь Алексеевну – в девичестве Путолову (1832 г.р.), сыновей Андрея (1850 г.р.), Николая (род. 13 августа 1858 г.) и дочерей Анну (1854 г.р.), Марью (1863 – 27.09.1895) и Софью (1865-1889). Путоловы – родственники жены - были одной из пяти крупнейших купеческих династий Оренбурга, имели родственные связи с купцами Деевыми, знаменитыми своей масштабнейшей торговлей в Азиатской степи. Благодаря родственным связям, Путоловы, Деевы, Дюковы и Веснины сосредоточили в своих руках основной торговый оборот в Оренбурге.

На новом месте жительства Н.А. Дюков приобрел известность и громадный авторитет не только в плане торговых связей, но и в других сферах общественной и частной жизни. Как было написано в газете «Оренбургский листок», «Он - гласный городской думы, учредитель и первый директор городского общественного банка, учредитель и председатель совета общества взаимного кредита, член учётных комитетов отделений государственного и волжско-камского банков, член множества благотворительных учреждений, член совета и комитета по сооружению нового соборного храма, городской депутат по важным случаям государственной жизни, пайщик илецкого товарищества солепромышленников, купец и видный кожевенный заводчик (лучшей юфти), а в частной жизни - он тихий, кроткий человек, искренний доброжелатель, опытный советник, нелицемерный друг, радушный хлебосол, надёжный товарищ и неустанный работник, с сердцем мягким на всё доброе, честное и общественно-полезное, всегда отзывчивый».

В 1870-х гг. за Дюковым числился кожевенный завод за Уралом. На нем из шкур яловых телят вырабатывался особый сорт кожи, называемый красная юфть. Красная юфть под названием «русской кожи» в то время в большом количестве вывозилась в Азию и Западную Европу, где весьма ценилась иностранцами и перерабатывалась в разнообразные мелкие изделия: портмоне, портсигары и т.п. В 1882 г. в Москве открылась Всероссийская промышленно-художественная выставка, которая представила плоды деятельности народов империи за двенадцать лет, прошедших с последнего аналогичного смотра 1870 г. в Санкт-Петербурге. Вся Россия, включая самые отдаленные провинции, представила образцы местных изделий. Н.А. Дюков демонстрировал на этой выставке баранье сало в курдючных формах и свою красную юфть.
В апреле 1877 г. Николай Андреевич вместе с оренбургскими купцами 1-й гильдии Деевым, Назаровым и Оглодковым стал пайщиком Илецкого товарищества солепромышленников. Компания арендовала соляной промысел сроком на 12 лет. По контракту с Министерством государственных имуществ и Горным департаментом, арендаторы были обязаны ежегодно добывать не менее 1 млн. пуд. соли (до 1889 г. открытым способом, а затем перейти к подземной шахтной добыче), а также содержать при промысле больницу на 10 кроватей и аптеку.

Для работы на Илецком соляном промысле пайщики должны были принимать арестантов Илецкой центральной каторжной тюрьмы. Дюковы торговали солю в Самаре. В 1897 г. в Оренбурге открылся Торговый дом «Николай Дюков и сыновья» или «Николай Дюков с сыновьями», также торгующий солью.
Николай Андреевич являлся Почетным членом Оренбургского Губернского статистического комитета. Он был гласным ду­мы (1888 – 1891), городским депутатом по важным случаям госу­дарственной жизни. Отличался Н.А. Дюков и своей благотворительной деятельностью. Как член Совета и Комитета по соору­жению нового соборного храма он пожертвовал 1 тыс. руб. сер. на крест главного купола кафед­рального Казанско-Богородицкого собора в Оренбурге. В 1875 г. он был объявлен почетным членом «Общества вспомоществования нуждающимся ученикам Оренбургской гимназии».

За свою благотворительность по Ярославской епархии Н.А. Дюков полу­чил серебряную медаль на Станиславской ленте. Кроме нее, Николай Андреевич имел еще несколько медалей: одну серебряную на Аннинской ленте, одну золотую на Станиславской ленте, одну золотую на Аннинской ленте с надписью: «За усердие» для ношения на шее и, сверх того, знак красного креста.

Современник Н.А. Дюкова подчёркивал: «Столь заметная жизнь, личность и деятельность Николая Андреевича справедливо были взысканы свыше: покойный имел Высочайшие награды - две больших золотых медали, одну большую серебряную медаль, орден Святого Станислава 3-ей степени, знак Красного Креста и медаль за участие в депутации при Коронации Их Величеств. Со своей стороны, местное общественное городское управление почтило заслуги Николая Андреевича постановкой портрета его в правлении городского общественного банка как первого директора и учредителя, безвозмездно и с пользой несшего свои нелёгкие труды».

Скончался Николай Андреевич в возрасте 71 года от воспаления легких. В последний путь Николая Андреевича Дюкова провожал весь город Оренбург. На панихиде и при отпевании присутствовали Оренбургский губернатор генерал-майор В.И. Ершов, оренбургский вице-губернатор генерал-майор А.А. Ломачевский, городской голова Н.А. Середа, почётное купечество и множество простых горожан. «Похвальные слова» были произнесены протоиереем кафедрального Казанско-Богородицкого собора г. Оренбурга отцом Стефаном Семёновым и священником отцом Руднянским.

По словам о. Семенова, «Его уважали и почитали столицы, Москва и другие отдалённые города за его честность и веское слово добра. Бывшие здесь в минувшие годы главные начальники края - генерал-губернаторы - в своих сношениях с городским обществом обращались к почившему и избирали его своим посредником. Его бескорыстие, честность, оборона интересов города, общества и частных лиц привлекли к нему сердца и признательность всех. На его разумное и честное слово город и частные лица полагались как на опору верную и твёрдую. Городское хозяйство имело в нём одного из благонадёжнейших охранителей, искушённых опытами жизни. Немного, немного остаётся среди наших сограждан подобных благонамеренных, опытных и полезных деятелей...».

Церковнослужителю вторил и сотрудник газеты «Оренбургский край»: «Таких высоконравственных людей, как покойный, мы с грустью сказать должны, у нас в Оренбурге в коммерческом сословии, пожалуй, и нет теперь».
Память о благонравном ростовском коммерсанте, ставшем видным оренбургским купцом, сохранили и городские улицы. В г. Оренбурге с 1864 по 1937 год в Старой Слободке – одном из наиболее «купеческих районов» города - существовала Дюковская линия (потом - площадь «Динамо», с 1979 года - улица Гая).

Купцы Дюковы

Ростовское купечество в истории Оренбурга.