Купцы Панкратовы

Европейский лоск в азиатских степях

(1836-?)

Федор Ипатьевич (Липатович) Панкратов

С 1882 года состоял в оренбургском купечестве. Глава семейства имел в собственности каменную лавку, торговал бакалейным и колониальным товаром (чай, рис, сахар), владел складом нефти и керосина, был главой торгового дома, здание которого располагалось на ул. Введенской (совр. ул. 9 Января, 40 и 42). О случае, произошедшем в здании Торгового дома, где в наше время находится райотдел внутренних дел, рассказывал Г. М. Десятков. Со слов автора, в процессе демонтажа старого камина из дымохода были извлечены акции Русского государственного банка на приличную сумму, которые на тот момент никакой ценности не представляли, и бельгийский револьвер системы «Наган».

Надо сказать, что как раз на 80-е годы XIX века пришлось активное освоение Бакинских нефтяных месторождений. Стремительное развитие нефтедобывающей отрасли и увеличение извлекаемого из недр запасов «чёрного золота», позволили «…осветить лучинно-свечную Россию керосиновыми лампами». В конце XIX столетия нефтепродуктами в Оренбурге торговали исключительно мелкие лавочники. А самым популярным веществом как для освещения помещения, так и для обогрева был керосин. Народ не представлял жизни без этого горючего материала.

В этом без сомнения прибыльном направлении бизнеса у Фёдора Панкратова были серьёзные конкуренты. В 80-е годы XIX века торговлю горючими веществами в Оренбурге осуществлял купец первой гильдии Н. П. Савинков. Этот предприниматель прославился не только успешностью своего предприятия, но и тем, что уделял большое внимание модернизации в соответствии с нормами пожарной безопасности пунктов хранения своего легковоспламеняемого товара. Благодаря стараниям Савинкова «…в губернском центре появился первый цивилизованный склад нефтепродуктов». До этого времени в городе существовали лишь хаотично расположенные, оснащённые ненадёжными в плане ударопрочности и герметичности деревянными бочками хранилища углеводородного сырья. На фоне подобного пренебрежения правилами промышленной безопасности несчастные случаи были обычным явлением. А весной 1892 года реализацию нефтепродуктов в Оренбурге начал такой отраслевой гигант, как Товарищество нефтяного производства братьев Нобель ‒ «Бранобель».

В связи с повышением требований к оборудованию мест хранения огнеопасных веществ, предпринимателям торговавшим этой продукцией, стоило немалых затрат привести свои склады в соответствие с необходимыми нормами. Возможно именно поэтому Федору Панкратову не удалось удержаться в этом сегменте бизнеса. Предпринимателю пришлось уступить свою долю рынка крупным монополистам. В какой-то степени подтвердить наше предположение могут сведения из отчета комиссии по установлению в Оренбурге запасов торфа, угля и нефти за 1915 год. В документах комиссии упоминаются только четыре склада по отпуску нефтепродуктов: фирмы братьев Нобель, ротшильдского объединения «Мазут», предпринимателей Асадуллаева и Савинкова.

В браке с супругой Прасковьей Нефедовной  (род. 1837-20.07.1907 от "паралича сердечной деятельности") Федор Ипатьевич нажил пятерых детей – Петра, Ивана, Агриппину, Татьяну (род. 1866) и Пелагею (род. 1870). Иван Федорович умер в 1887 г.

Торговый дом Федора Ипатьевича (Липатовича) Панкратова на ул. Введенской (совр. ул. 9 Января)

Дом купца Федора Ипатьевича (Липатовича) Панкратова на пересечении совр. пер. Соляного/ул. 9 Января, 22/45

Татьяна Федоровна Панкратова 12 февраля 1886 г. вышла замуж за оренбургского мещанина Устина Ивановича Орлова. Молодая семья, видимо с подачи родных, быстро укрепила свое финансовое положение, поскольку в 1897 г. Устин Иванович Орлов, не раз становившийся восприемником детей Петра Федоровича, уже значился оренбургским купцом. Пелагея Федоровна стала женой оренбургского купца Никиты Архиповича Смочилина.

(14.12.1863-?)

Петр Федорович Панкратов

Петр Федорович Панкратов. Рисунок из журнала "Кобылка" 1906 г.

Здание кинотеатра "Аполло" Петра Федоровича Панкратова на ул. Николаевской (совр. ул. Советская, 36)

Женой Петра Федоровича 25 января 1895 г. стала оренбургская купеческая дочь Глафира Ивановна Ковалева (1878-1913). 19 февраля 1913 г. Петр Федорович Панкратов был пожалован с семейством званием Потомственного почетного гражданина.

Сыновья Петра: Иван (род. 02.06.1900), Константин (род. 21.05.1902), Серафим (род. 28.05.1904), Николай (род. 08.11.1907). Дочери Петра: Ольга (род. 10.03.1896-15.03.1905 от менингита), Елена (род. 06.05.1897), Мария (род. 28.12.1898), Екатерина (род. 31.10.1902), близнецы Вера и Надежда (род. 12.11.1911). Крестной матерью всех детей П. Ф. Панкратова была жена оренбургского купца Агриппина Федоровна Ефимова, судя по отчеству – родная сестра Петра Федоровича.

10.11.1913 г. в Вознесенской церкви г. Оренбурга был заключен брак между сыном личного почетного гражданина Василием Александровичем Юровым (26 лет) и дочерью потомственного почетного гражданина Еленой Петровной Панкратовой (16 лет). 

В конце XIX ‒ начале XX вв. в Российской империи возникло большое количество предпринимательских представительных организаций. Среди организаций, защищавших интересы буржуазии, заметную роль играли биржевые комитеты. Купец первой гильдии П. Ф. Панкратов входил в состав такого комитета оренбургской биржи, образованной в начале марта 1906 года.

Несмотря на то, что торговый дом Панкратовых по уровню значимости для экономики Оренбурга можно включить в плеяду ведущих купеческих фирм региона, сведений о его деятельности к сожалению, гораздо меньше чем о прочих аналогичных организациях. Фамилия этих купцов в сознании оренбуржцев прежде всего ассоциируется со строительством домов в стиле модерн и открытием в одном из этих зданий кинотеатра «Аполло».

В местных периодических изданиях на исходе весны 1914 года появилось сообщение: «В настоящее время купцом П. Ф. Панкратовым на Николаевской улице отстраивается новый кинематограф, который будет называться «Театр – Аполло». В сентябре 1914 года состоялось открытие кинематографа, ставшего одним из самых интересных зданий города. В первые постреволюционные годы Декретом от 27 августа 1919 года кинопромышленность, прокатные конторы и кинотеатры были национализированы. В советский период кинотеатр «Октябрь» (так «Аполло» стал называться после революционных событий 1917 г.) - с огромным фойе в чуть поблекшем стиле «ампир», с высоченными витражными деревянными дверями, потертой каменной плиткой на полу и пафосным буфетом был очень популярным местом. После закрытия кинотеатра здесь расположилось лаунж-кафе «Бомонд», а затем ресторан «Панкратов».

Украсив фасад здания собственными инициалами, Петр Фёдорович обозначил принадлежность этого дома роду Панкратовых.

Доходный дом П. Ф. Панкратова на пересечении совр. пер. Матросского, 2 и ул. Кирова, 28

Образованный и дальновидный купец в том же 1914 году построил еще один, теперь уже доходный дом в модном стиле, с яркими признаками неоклассицизма – архитектурного направления, практически вытеснившего модерн. Именно благодаря этому дому многие приезжие, так часто проводят параллели между Оренбургом и нашей северной столицей.

«В дореволюционной России доходные дома были широко распространены, пик строительства в Оренбурге пришёлся на рубеж XIX‒XX веков. Они строились по проектам лучших архитекторов, и назывались именами владельцев…». До революции дом на пересечении улицы Кирова и переулка Матросский был отдан под нужды таких медицинских учреждений, как военный госпиталь и лазарет Ташкентской железной дороги, а после прихода к власти большевиков здесь расположился военно-революционный комитет. В последующие годы здание продолжали эксплуатировать разные советские административные службы.
Январь 1899 года ознаменовался открытием в Оренбурге первой электростанции, строительство которой было инициировано решением Городской думы. Располагался энегрообъект в специально переоборудованном для этого здании бывшего конского лазарета на берегу реки Урал. С момента ввода электростанции в действие электрификация производственных и жилых помещений Оренбурга стала насущной заботой обеспеченных горожан. Особо состоятельные оренбургские предприниматели для обеспечения электроэнергией своих крупных торгово-промышленных объектов и особняков, уже в начале XX века стали обзаводиться собственными энергетическими агрегатами. Среди собственников динамо-машин постоянного тока был и П. Ф. Панкратов, который установил данное оборудование в своём особняке. Средств у Панкратова хватало для поддержания собственной электростанции в рабочем состоянии даже в период Первой мировой войны, вызвавшей энергетический кризис как по всей России, так и в Оренбургской губернии.

Петр Панкратов входил в число гласных Городской Думы. Его имя упоминалось, к примеру, в заседании Думы от 9 декабря 1910 года, на котором обсуждались «…условия по составлению проектов и смет на постройку новых корпусов в южном ряду гостиного двора и по переустройству существующего ряда магазинов по Введенской улице». Обсудив поступившие в Городскую думу предложения городские начальники единогласно постановили: «на расходы по предварительной разработке проектов сказанных построек ассигновать из городских сумм 500 руб. которые и внести в смету 1911 г.».
Негласной обязанностью представителей торгового сословия было оказание посильной материальной помощи государству в случаях открытых вооружённых конфликтов. Имя Петра Федоровича Панкратова регулярно упоминалось в списках жертвователей на нужды раненых солдат и офицеров в период Первой мировой войны. Его взносы всегда входили в число самых щедрых. Например, осенью 1915 года он передал 50 рублей на приобретение полушубков для команды полевого подвижного госпиталя (для сравнения: пуд сахара стоил тогда около 7 рублей).

Петр Федорович был одним из самых щедрых благотворителей. Являясь почетным попечителем оренбургского реального училища, летом 1913 года он пожертвовал на ремонт здания училища (ныне общеобразовательная школа № 30) солидную по тем временам сумму – 2000 рублей. Кроме того, П. Ф. Панкратов входил в состав попечительского совета торговой школы. С 1914 по 1916 годы он был определен и утвержден Епархиальным начальством в должности церковного старосты к церкви святого апостола Петра при реальном училище.

Из сведений о личных качествах предпринимателя нам известно, что Петр Федорович благоволил ко всему английскому. Его дети получали воспитание в английском духе, и, следуя веяниям английской моды, его дочери носили короткие стрижки. Руководствуясь принятыми в развитом европейском обществе, критериями прогресса и достатка семьи, Панкратов возил своих детей в гимназию на автомобиле. В период индустриализации, предпринимательская прослойка крупнейших городов Оренбуржья оказалась наиболее восприимчива к процессу вестернизации. Автомобили «…становились первоначально достоянием представителей высших (состоятельных) слоёв городского общества, будучи предметом забавы и роскоши, показателем престижа и средством удивить других». Накануне Первой мировой войны частный автопарк богатых горожан насчитывал около полусотни автомобилей.


В итоге следует заметить, что, несмотря на глубокую провинциальность Оренбурга, местные предприниматели активно внедряли в местном городском сообществе интерес к новомодным техническим изобретениям – кинематографу, автотранспорту, способствуя тем самым постепенной модернизации городской повседневности.

История города Оренбурга и оренбургского купечества

Биографические справки об оренбургских купцах и членах их семей