Предприниматели Леск

Владельцы лучшего магазина в Оренбурге

(1840-?)

Антон Осипович Леск

В 2003 г., благодаря усилиям благотворительного фонда «Евразия» под руководством Игоря Храмова, Оренбург посетил Морис Дрюон. Выдающийся романист, прославивший свое имя серией исторических романов «Проклятые короли», приехал в наш город не случайно. Оказалось, что его предками были известные в губернской столице купцы, предприниматели Леск.

Ноте-Елиот Иоселевич (он же Натан Иосифович; он же Антон Осипович) Леск, купец 1-й гильдии, родился в 1840 г. в Вильно (Литва), жил и в Нижнем Новгороде, и в Самаре, а затем перебрался на Урал, в Оренбург. Семейство коммерсанта составляли его супруга – Блюма (Евгения) Лазаревна (1843 г.р.), дочери: Тауда (Татьяна) (1870 г.р., замужем), Рода (Раиса) (1872 г.р.), Мира (1880 г.р.) и трое сыновей. На накопленные средства Антон Леск открыл в Оренбурге большой «универсальный» магазин в северном ряду Гостиного двора размером «…по улице в 11 аршин и во внутрь двора 19,5 аршин…», в котором продавались самые различные товары и работали более 80 продавцов.

В Списке 1-й гильдии купцов, промышленных обществ и товариществ России на 1897 г. упоминаются Леск Елиот-Гесель [Иосель, Иосиф], торгующий бакалеей и галантерейными товарами в Оренбурге на Николаевской улице, и Леск Ноте-Елиот, продающий галантерею в Тихвинском ряду Гостиного двора Оренбурга.

По словам самого Мориса Дрюона, торговые заведения Антона Леска «походили и на западный универмаг, и на восточный караван-сарай, потому что киргизские, афганские, монгольские караванщики доставляли сюда неспешно двигавшимися запыленными верблюдами все изделия Востока: шерсть, шелка, телячью кожу, медную чеканку, пряности, изделия из серебра и драгоценных камней. А в других отделах универмага предлагались сельскохозяйственные орудия, бытовая утварь, европейские ткани, свечи, семена, сахар и все то, что могли предложить на вкусы и потребности покупателя Франция, Германия, Италия, Богемия: оружие, ювелирные украшения, одежда, пианино и люстры...».

Как указывает сайт "Бердская слобода" (https://berdskasloboda.ru/imeetsja-verevka/),  24 июля 1908 г. в «Оренбургской газете» была опубликована небольшая заметка о, как бы сейчас сказали, маркетинговой акции купца первой гильдии Антона Леска, владевшего в городе крупным универсальным магазином с филиалами в Уфе, Самаре и Самарканде. "Оригинальная реклама. Новый способ рекламировать… В городском Тополевом саду на одной из эстрад, где были размещены лотерейные подарки, стоял стол, на котором находился никелированный самовар и чайная посуда. За столом на стульях красовались три восковые фигуры, двух девушек и молодого человека все трое держали в руках объявления о дешевой распродаже в универсальном магазине Леск. Нечто американское!..".

В 1890 г. во 2-й части Оренбурга (208 квартал, участок № 3) Антон Леск владел деревянным одноэтажным домом, обложенным кирпичом, и деревянными хозяйственными службами, крытыми железом, стоимостью около 1 тыс.р.. Тогда же А. О. Леск обратился в Городскую управу с просьбой: «На принадлежащем мне дворовом месте, состоящем в 1-й части г. Оренбурга, желаю приделать к существующему каменному дому такой же каменный пристрой, для чего представляю план в двух экземплярах…».
Дом, где занимался частной врачебной практикой Самуил Кессель, муж Раисы Леск (перекресток ул. Кирова, 23 / Комсомольская, 18)
Как отмечается в публикациях, посвященных этому семейству, средняя дочь Антона Осиповича, Раиса, бабушка будущего писателя М. Дрюона, родилась в Мемеле, где её отец до переезда в Оренбург был редактором местной еврейской газеты. В шестнадцать лет она окончила лицей и сдала дополнительные экзамены, чтобы стать фармацевтом. Эта профессия давала возможность получить доступ к званию препаратора. Благодаря связям своего отца она получила место помощника препаратора в одной из аптек Оренбурга. Там она оставалась около шести месяцев, после чего решила продолжить учебу за границей. Вначале девушка обосновалась в Женеве, однако вскоре переехала в Монпелье, где встретила своего будущего мужа, Самуила Кесселя.

Свадьба состоялась в конце сентября 1895 года в Оренбурге, где молодые супруги прожили около месяца, а потом перебрались в Клар (Аргентина), где Раиса и Самюэль стали первыми врачами. Через год контракт подошел к концу. Раиса убедила мужа не возобновлять его, и 1 апреля 1899 года Самюэль и Раиса Кессель прибыли в Париж, а оттуда отправились в Оренбург. 12 апреля 1899 года в 3 часа утра на вокзале их встречали родственники и друзья.
Ворота во двор дома, где занимался частной врачебной практикой Самуил Кессель, муж Раисы Леск      
(ул. Кирова, 23)
Старший сын Антона Осиповича, Шлюм-Бер (Соломон) (1863 г.р. - 1912) и его супруга Гитель (Екатерина) (1865 г.р.) родили в браке троих детей: Якова (24.07.1887), Марка (1890 г.р.) и Тауду (Татьяну) (1887 г.р.). Как сообщал журнал «Коммерсант», «Соломон Антонович Леск, уфимский 1-й гильдии купец, торговавший свыше 20 лет в крупных размерах модно-галантерейным, шляпным и обувным товарами», скончался в Уфе в апреле 1912 г..

Памятник, стоявший на могиле С. А. Леска на старом еврейском кладбище, был впоследствии перенесен на новое кладбище (видимо из-за его художественных достоинств) и установлен на братской могиле. Вопреки традиции, на памятнике имелась фотография, утраченная при переносе или ранее. Это может рассматриваться как свидетельство отхода еврейских предпринимателей от религиозных канонов и заимствования ими при оформлении надмогильных памятников общепринятых норм русского населения.

Описание памятника и надгробной эпитафии приведено в статье Э. А. Шкурко с переводом с иврита и комментариями Инессы Брусиловской. .На простой формы двухметровой стеле с усечённой вершиной написано: «Здесь Славный муж и отец, упокоишься. Твои жена и сироты возопят Взяв их великолепие в печали заревут [из Псалма Давида]. В сердце, в душе и в духе. В Германии твоя душа вышла. В Берлине твой дух потух [по-видимому, Леск отправился туда на лечение]. В Земле Российской ее имя ты взял [чье – ее, непонятно, загадочно] В Уфе могилу ты высек [имеется в виду из камня]. Разбил нас вдребезги, большой, как море. В наказание. Праведный в народе Отец наш, отрада нашего сердца, Муж мой, упал венец с нашей головы [то есть скончался, так выражают в сообщении о смерти близкого]. Раввин Шломо Дов Бер Нета Элияу Леск Скончался 19 Нисана и ушел на покой [последнее слово непонятно, там как будто что-то стерто 5672 года [5 апреля 1912]. Пусть его душа будет связана [хранится] среди живых [стандартное завершение еврейской эпитафии ]».

Синагога (пер. Шевченко, 3). Здесь сочетался браком Самуил Кессель с Раисой Леск и было зарегистрировано рождение их сына Лазаря.

Средний сын Яков (15.04.1867) служил членом правления Общества взаимного вспомоществования приказчиков в Уральске. Он и его жена Динора Наумовна (1874 г.р.) даже после революции продолжали заниматься коммерцией. По данным за 1923 год, они оба являлись служащими Мосторга, что на общем фоне ставило супругов на весьма высокую ступень социальной лестнице. Мосторг былл одной из первых советских торговых организаций. Созданное в 1921 г. Управление торговли Моссовнархоза в 1922 году было реорганизовано в Московское торговое товарищество на паях (Московское государственное акционерное общество). К 1929 году в систему Мосторга входили один центральный и 9 районных универмагов, несколько магазинов строительных материалов, металлических изделий, ювелирных магазинов и др.

Младший сын Мордехай (Марк) (16.08.1879) был женат на Шейне Берковне, в девичестве Бутом (1881 г.р.).

В 1913 г. Антон, Яков и Марк Леск значились в разных капиталах.

В 1909 г., благодаря стараниям Антона Осиповича, а также других представителей иудейской общины Оренбурга в городе было образовано «Общество пособия бедным евреям г. Оренбурга». В книге Ильи Кагана «Очерк истории евреев Оренбуржья в XIX – начале XX вв.» об этой организации написано следующее: «По уставу общество имело целью “доставление средств к улучшению материального и нравственного состояния бедных евреев г. Оренбурга, без различия пола, возраста и звания”.

Помощь общества выражалась:
1) Снабжением одеждой, пищей и приютом неимущих, выдачей им в крайних случаях денежных пособий;
2) Содействием в нахождении работы или службы, в приобретении материалов для работы и инструментов, в выгодном сбыте изделий бедных тружеников;
3) Обеспечением бедных больных медицинской помощью, помещением их в больницы за счет общества, содействием в погребении умерших;
4) Определением престарелых и немощных в богадельни, дома призрения и т. п., а малолетних в сиротские дома, приюты, ремесленные и учебные заведения;
5) Распространением книг нравственного содержания […]

Общество оказывало помощь местным бедным евреям и больным денежными пособиями, выдачей бесплатных лекарств, бедным детям в обучении и одежде, содействовало неимущим местным и проезжим в возвращении к местам постоянного жительства […]
Особую роль сыграло общество в содействии обучению детей из бедных семей. За счет общества содержался хедер, в котором обучалось бесплатно от 16 до 23 детей».