Антон Федорович Клюмп

Основоположник оренбургского пивоварения

(04.02.1827-15.03.1892)

Антон Федорович Клюмп

В статье использованы работы Бахаревой О.Я.:
  1. Исторические памятники немцев-пивоваров в городах Оренбургской губернии // Этнические немцы России: Исторический феномен «народа в пути». Материалы XII международной научной конференции. Москва, 18-20 сентября 2008 г. / Под ред. А.А.Германа. С. 235—244; 
  2. Вклад немецкой диаспоры в развитие экономики и культуры городов Оренбургской губернии во второй половине XIX – начале XX вв. // Российское государство, общество и этнические немцы: основные этапы и характер взаимоотношений (XVIII—XXI вв.): Материалы XI международной научной конференции. Москва, 1—3 ноября 2006 г. / Под ред. А.А. Германа. – С. 152–167; 
  3. Семья немецкого колониста и оренбургского пивовара Антона Клюмпа // Семья как субъект формирования национально-культурных традиций. Мат-лы региональной научно-практ. конф. Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2008. С. 91-95.
Петр Николаевич Столпянский в своем повествовании об Оренбурге язвительно замечал, что при въезде в город из-за Урала на подъеме к Деевской площади «стоят будто сторожа на часах, два больших здания – налево винный склад и ратификационный завод казенного ведомства, направо пивоваренный завод Мошковой… Является ли эта случайность – построение при въезде в город с зауральной стороны двух таких учреждений – эмблемою для города, не знаем, но что город придерживается в общем в сильной степени завета, дарованного нам святым и равноапостольным князем Владимиром, нет никакого сомнения. Пить в Оренбурге и умеют и пьют так, как мало пьют в России».

Антон Федорович Клюмп - основатель пивоваренного дела в Оренбурге происходил из колонистов Новоузенского уезда Самарской губернии. Новоузенский уезд перешел в состав образованной в 1851 г. Самарской губернии из губернии Саратовской.
Родился Антон Федорович 4 февраля 1827 г. в семье немецкого вольного поселенца, ремесленника-ткача Федора Яковлевича Клюмпа и саратовской немки, чьи родители были колонистами. Федор Яковлевич родился на Рейне в Фишеленском приходе близ Крефельда и Кёльна 9 ноября 1789 года в католической семье ткачей шелковых материй и, как житель покоренной Наполеоном I немецкой провинции, угодил солдатом в армию завоевателя. Взятый русскими в плен после очищения французами Москвы в 1812 г., отец Антона Федоровича полюбил Россию и не захотел возвращаться в разоренную Наполеоном родину свою, вследствие чего вместе с некоторыми другими соплеменниками земляками своими и родственником Матц поселен был в Саратове, где не замедлил приняться за любимое свое занятие – ткачество, и стал вместо шелка французского выделывать знаменитые теперь саратовские «сарпинки».

Отец смог оплатить сыну трехклассное гимназическое образование. Позднее, будучи в Астрахани, Антон познакомился с основами профессии дистиллятора по очистке хлебного кваса, а в Москве продолжил профессиональное образование и сдал экзамены на звание дистиллятора. Затем Антон Федорович поступил на службу к откупщику Шипову и проходил ее сначала в Самаре, затем в Бузулуке и, наконец, с 1860 года в Оренбурге. С этого времени и до смерти, в течение 32 лет Антон Федорович трудился исключительно в Оренбурге и сделался его почетным старожилом. После отмены откупов в 1863 году Антон Федорович продолжал свои дистилляторские занятия сначала в компании с П. Н. Оглодковым, а затем и самостоятельно. Заработки пошли настолько удачно, что Антон Федорович перевез в Оренбург семью престарелого отца, которого и похоронил здесь 26 мая 1865 года. Почтенный старик прожил 76 лет, оставив двух сынов и семь дочерей. Накопленный капитал позволил Антону Фёдоровичу записаться в купечество 2-й гильдии.

После грандиозного оренбургского пожара 1879 года Антон Федорович бросил дистилляцию и отдал свое внимание исключительно пивоваренному делу, а также общественной службе, которую он усердно нес в звании присяжного оценщика (с 1866 года), почетного блюстителя 2 приходского училища (с 1868 года), гласного думы (с 1871 года), директора оренбургского губернского попечительного о тюрьмах комитета (с 5 декабря 1885 года) и почетного смотрителя оренбургского городского 3-классного училища (с 1 мая 1887 года), на нужды которого, как и на приходское раньше, уплачивал ежегодно по 200 рублей, кроме единовременных пожертвований на ремонт, которых было сделано им на сумму более 4 000 рублей. Кроме того, Клюмп был почетным членом садоводческого общества, в 1879 г. был избран в попечительский совет оренбургских женских гимназий и прогимназий. С 1874 г. А. Ф. Клюмп исполнял обязанности кандидата директора городского банка, а с 1877 г. по 1889 г. - директора этого же банка, сменив на этом посту его первого руководителя, Н. А. Дюкова. Получал по 2 тыс.р. в год из банковской прибыли.

За свои заслуги перед обществом он был награжден двумя золотыми медалями с надписью «за усердие» для ношения на шее на Станиславской ленте за отправление должности директора банка и на Аннинской ленте «за труды по народному образованию». Кроме того, 27 декабря 1890 года Клюмпу была объявлена благодарность министерства народного просвещения «за особую заботливость его об удовлетворении настоятельных нужд городского училища, которое, благодаря щедротам покойного, имеет теперь порядочные пособия, хороший садик, фонтан, водопровод и новые каменные службы.

Оренбургская городская управа

Антон Федорович был женат на уроженке Кенигсберга Шарлотте Ивановне Раутер. Своих детей у супругов не было. Трижды они пытались усыновить подкидышей и мальчиков из городского приюта, но те умирали в совсем юном возрасте. Один из них, приемный сын Николай умер в возрасте 4 лет от крупа 17 ноября 1870 г., после чего пара решила усыновить еще одного находящегося у них на воспитании приемыша.

Потенциальные приемные родители проходили проверку соответствующих инстанций на благонадежность. Прежде чем дать разрешение на усыновление младенца отвечающая за усыновление Оренбургская Казенная Палата попросила Городскую Управу предоставить сведения о наличии у Клюмпа родных детей. Только после получения информации об отсутствии у купца собственных детей, в 1874 г. Антон Федорович смог усыновить ребенка.

Оренбургское Губернское Правление уведомило Казенную Палату, что Правительствующий сенат выслушал рапорт оренбургского губернатора об усыновлении оренбургским 2-й гильдии купцом Антоном Клюмпом находящегося у него на воспитании подкидыша Николая. Усматривая из рапорта и приложенных к нему документов, что купец Клюмп родных детей не имеет, и что все предписания и условия для усыновления купцами их воспитанников соблюдены, определил: «находящегося на воспитании у Клюмпа подкидыша Николая усыновить ему Клюмпу с правами и преимуществами родным детям принадлежащими и с присвоением ему фамилии усыновителя».

Шарлотта Ивановна скончалась 11 февраля 1884 г., Антон Федорович в брак больше не вступал и далее вел дела вместе с приемным сыном. Николай Антонович получал образование в школах России и за границей, ездил с отцом по городам Европы, знакомился с пивоваренным производством. Отец возлагал на него большие надежды. Однако Николай Антонович Клюмп, купец, член Оренбургского губернского тюремного комитета, в 1902 не сумел объявить капитала в нужном размере и был причислен к мещанам.

Фасад пивоваренного завода 1875 г. с плана постройки

В 1866 году Антон Федорович открыл медо-пивоваренный завод (на месте, где позднее были выстроены Греновские бани), сначала маленький и незатейливый, а после разросшийся в образцовый паровой с обширным производством.

В 1875 А.Ф. Клюмп получил разрешение на постройку нового пивоваренного завода.  Ходатайствуя о его строительстве купец Клюмп дал такую подписку: «1875 года марта 26 дня я нижеподписавшийся оренбургский 2-й гильдии купец Антон Федорович Клюмп дал сию подписку Оренбургской Городской Управе в том, что представленный мною план на постройки на принадлежащим мне, состоящем в 1-й части города дворовом месте, каменного 2-х этажного пивоваренного завода и подвала, ныне утвержденный, я получил и обязуюсь разрешенные постройки произвести без малейшего отступления от утвержденного плана, в противном случае подвергаю себя ответственности по законам». В качестве вспомогательных помещений пивоваренного производства А. Клюмп просил управу разрешить ему выстроить «…деревянный о 3-х окнах флигель и такие же холодные службы…». Также Клюмп пожелал возвести каменные холодные службы на собственном дворовом месте, между домами вдовы Оглодковой и купца Измайлова…».

Здание завода имело форму буквы «Г», где располагались сушильни, солодовые цехи, заторная, бродильная, комната-ледник, складские помещения под хлеб. Ниже были оборудованы глубокие сводчатые подвалы для пивных танкеров, проведено местное электричество и канализация. На втором этаже, как раз над хлебным складом, находилась 2-х комнатная квартира пивовара, во дворе в каменном одноэтажном сарае караулка для сторожа. В 1879 г. пожар повредил возведенные строения, но последствия были вскоре устранены. 

Как пишет в своей статье О. Я. Бахарева, «фасад завода по ул. Неплюевской (современная ул. Ленинская, 17) украсила особая кирпичная кладка, от ближайших домов он был отделен двойной противопожарной стеной из кирпича. Интересно отметить, что постройки возводились по соседству с оренбургскими купцами Оглодковыми и Измайловыми. На предприятии трудились 13 рабочих с интенсивным использованием тяжелого физического труда. Зимой на р. Урал они выпиливали изо льда целые блоки и на санях перевозили на завод, чтобы к началу таяния снега успеть заложить лед в ниши между танкерами с пивом и поддерживать в подвалах необходимую температуру даже летом. Вручную мыли бутылки, для мытья танкеров нанимали низкорослых и худощавых рабочих, которые вползали через нижнее небольшое оконце вовнутрь огромной, примерно пятитонной, бочки и очищали ее от дрожжевого осадка».

Фасады пивоваренного завода А.Ф. Клюмпа с плана здания

Уже в 1876 г. в местной газете «Оренбургский листок» появилось объявление о продаже с завода Клюмпа мартовского пива, которое сварил по баварскому способу пивовар Егор (Георг) Егорович Гофман. Баварский сорт вырабатывался особым технологическим процессом – низовым брожением, позволявшим длительный срок хранения. Баварское пиво имело цвета от темно-желтого до темно-красного, было густым из-за большого содержания экстракта, а на вкус более «хлебным». В мае в производство было запущено венское пиво, полученное по технологии верхового брожения - менее густое, обладающее мягким винным вкусом, приятным и тонким ароматом. С 1887 г. завод стал выпускать самый популярный в России сорт пива – пильзенское столовое.

Реализация пива - баварского, венского, столового - шла со склада при заводе. Прибыль приносил и пивной зал, открытый в помещении гостиницы «Эрмитаж», «более похожий на кафе-ресторан»[3]. Кроме того, точки по продаже пива располагались в харчевне, находившейся в здании старой гауптвахты, и в Александровском сквере. В 1890 г. пиво, приготовленное на заводе Клюмпа, получило бронзовую медаль на выставке, проходившей в Казани.

В собственности предпринимателя находились два дома – один на Орской улице (современная Пушкинская), другой - на Неплюевской улице. Часть комнат сдавалась в обоих домах в аренду под магазины, аптеку и в наем. В мае 1876 г. Антон Федорович получил в оброчное содержание «вокзал» [ресторан – Е.Б.] в Зауральной роще на 6 лет с условием — построить пешеходный мост через реку Урал, который по истечении срока аренды будет сдан в пользу города. В том же году он расширил хозяйственные службы при заводе. В собственном доме А.Ф. Клюмпа в 1876 г. был открыт магазин иностранных и крымских вин, поставляемых фирмами Леве и Елисеева из Москвы и Санкт-Петербурга. Крымские вина князя Воронцова продавались в собственном особняке Клюмпа на Орской улице. Одно из собственных помещений было сдано в аренду провизору вольной аптеки Каппеллеру.

В 1877 г. Антон Федорович продал братьям Мякиньковым свою недвижимость, расположенную по ул. Неплюевской. В ведомости дворовое место по Неплюевской, сразу за Военным штабом описано так: «Деревянный дом о 12 окнах, в нем 7 комнат, кухня о 2 окнах, под домом подвал. Каменный дом о 7 окнах, в нем 6 комнат с 3 землянками о 5 окнах, каретник, конюшня, погреб. Деревянный дом о 7 окнах, в нем 10 комнат. Каменный дом о 7 окнах, в нем 11 комнат, под ним 2 подвала и кухня о 2 окнах, каретник, конюшня. Деревянный флигель о 5 окнах, в нем 5 комнат и кухня о 2 окнах, печей при этих домах русских 5, голландских 18». Важное уточнение следует дальше: «Имущество это по купчей крепости, совершенной в Оренбургской судебной палате 30 ноября 1877 года № 8000, перешло во владение от Клюмпа к оренбургскому 1-ой гильдии купцам Михаилу, Василию, Дмитрию и Степану Ефимовым Мякиньковым».

Сам Клюмп переселился в дом при пивоваренном заводе, расположенный ниже по Неплюевской улице. Стараниям Клюмпа, оплатившего, «как говорят», работы по проведению ветки водопровода стоимостью свыше 500 рублей, в 1888 г. появился фонтан на Думской площади.

Пивовар Егор Егорович Гофман

До самой смерти Антон Федорович заботился о своих братьях и сестрах. Сестры Елизавета и Мина пережили Антона, который умер 15 марта 1892 г. от «аневризма сердца» в возрасте 65 лет. О том, как городское общество относилось к Антону Федоровичу, говорят факты, приведенные в некрологе, опубликованном в газете «Оренбургский листок» 22 марта 1892 г.: «уже на первой вечерней панихиде, в 7 часов, молящихся о душе усопшего было много, как и во все последующие дни, особенно же многолюдны были проводы тела усопшего из дома до католической церкви и оттуда до могилы, 17 марта. Почивший в мире Антон Федорович по вероисповеданию был католик. А потому панихиды, заупокойную обедню и похороны совершали ксендзы – оренбургский – о. Байковский и самарский – о. Каревич, из которых последний сказал три назидательных надгробных слова (два по-немецки и одно по-польски).

Не великолепие обстановки в обыденной жизни покойного, не богатства его и не пышность похорон оставят память об усопшем, покойный Антон Федорович, помимо всего этого, будет долго памятен в Оренбурге как отзывчивый на все доброе человек, как труженик честный и неустанный, как всем равно благожелательный друг и приятель, как уживчивый, незлобный гражданин, как искренний благотворитель по различным сторонам общественной филантропии и как примерный семьянин. Служащие в банке и на пивоваренном заводе покойного горько сожалеют об утрате добряка, который, по их выражению, «сам ел хлеб и другим давал есть», и гроб почившего они несли на своих руках от дома и до могилы, не позволив поставить его на катафалк.

Одиннадцать венков, возложенных на гроб, принесены были искренно и, в свою очередь, никак не были выражением одного лишь суетного обычая. Из надписей на венках выделялись, напр., такие: «незабвенному почетному смотрителю городского 3-классного училища», «милому, дорогому брату. Дяде и деду от сестер, племянниц и внучат», «незабвенному добрейшему хозяину и другу от служащих», «на все доброе отзывчивому человеку от вице-губернатора А. А. Ломачевского», «члену-соревнователю от общества взаимного вспоможения приказчиков» и т.д. Городское общественное управление со своей стороны возложило на гроб почившего директора венок, а дума, как известно, 19 марта почтила память усопшего деятеля молчаливым стоянием гласных, а раньше того в 1889 году, в юбилей городского банка, определила поставить портрет его в правлении банка.

Городское училище в полном составе учителей и учащихся, с разрешения г. попечителя округа также почтило своего почетного смотрителя, кроме венка, проводами до могилы, а Оренбургский отдел Императорского российского общества садоводства, коего Антон Федорович был пожизненным членом, постановлением правления выразил осиротившему наследнику Николаю Антоновичу Клюмпу искреннее свое соболезнование о печальной утрате. Так как покойный Антон Федорович отличался благотворением в истинно христианском смысле слова, то усопшего почтило и православное духовенство, отслужив у гроба его малую панихиду».

В 1892 г., после смерти Антона Федоровича завод достался его приемному сыну Николаю, однако тот не хотел заниматься пивоварением, и через шесть лет продал дело бывшему пивовару и единомышленнику отца баварцу Георгу (Егору) Гофману. В 1902 г. вместе со своим земляком, тоже выходцем из Баварии Людвигом Бамбергером, Гофман учредил новую фирму с названием «Товарищество парового пивоваренного завода Е.Е. Гофман и Ко» (бывший Клюмп)». В 1914 г. из-за сухого закона на заводе было освоено производство минеральных и фруктовых вод и различных сортов хлебного кваса. В июле в продажу «поступили яблочный и фруктовый сидр, клюкво-ванильный, клюквенный и хлебный квас, фруктовые, яблочные и сельтерские воды, приготовленные из натуральных продуктов, рафинированного сахара и кипяченой воды», как гласила реклама.

Из-за начавшихся гонений на немцев дочь умершего к этому времени Гофмана Елизавета Егоровна приняла русское подданство. Однако через несколько лет, после прихода к власти большевиков завод всё равно был национализирован. Семья Гофман в 1921 г. вернулись в Баварию.