Егор Иванович Иванов 

Крупный домовладелец

(1840-?)

Иванов Егор Иванович

Купец 1-й гильдии, хорошо известный жителям Оренбурга, как владелец четырех великолепных особняков. Происходил из купеческих детей.

Занимался активными общественными практиками: с 1878 г. был Почетным блюстителем Оренбургского ремесленного училища, а с 1879 г. - церковным старостой Оренбургского кафедрального собора. В 1881 г. за свою деятельность был награжден серебряной медалью с надписью «за усердие» на Станиславской ленте для ношения на шее.

В 1870 г. Егор Иванович женился первым браком (29 лет) на дочери оренбургского купца Евдокии Ивановне Семилетковой (15,5 лет).

Семейство Егора Ивановича составляли супруга Евдокия Ивановна, сыновья Николай (ок. 1874 г.р..), Андрей (ок. 1877 г.р.) и дочь Ольга (ок. 1879 г.р.).

Особняк Иванова на перекрестке улиц Пролетарской и Правды

Особняк Иванова на ул. Советской, 22. Здание было построено в 1876 г. в стиле "эклектика". Первый этаж дома сдавался под лавки, а в другом угловом доме размещался сам хозяин.

Особняк Иванова на перекрестке пр. Коммунаров и ул. Постникова. 1909 г. Кирпичный стиль.

Особняк Иванова на пр. Коммунаров

Помимо четырех особняков, Егор Иванович имел еще и дачу за Уралом

16.06.1871 у супругов Ивановых родился сын Петр, который, вероятно, скончался в младенческом возрасте, поскольку упоминаний о нем в более поздних источниках нет. Восприемниками выступили: оренбургский купец Иван Тимофеевич Попов и купеческая дочь, девица Татьяна Ивановна Семилеткова.

17.10.1886 родился еще один сын Иоанн
Восприемниками (крестными) стали купеческий сын Андрей Егорович (Георгиевич) Иванов и купеческая дочь, девица, Клавдия Ивановна Семилеткова. Поскольку в восприемники в основном предпочитали брать членов семьи, можно предположить, что Клавдия Ивановна была сестрой Евдокии Ивановны, дочерью оренбургского купца Семилеткова. Временный оренбургский 2-й гильдии купец Иван Дмитриевич Семилетков и его жена Александра Андреевна иногда упоминаются в метрических книгах Оренбурга.
Встречаются упоминания и об Иване Ивановиче Иванове. 13.10.1862 в Вознесенской церкви Оренбурга была сделана запись о рождении в семье Ивана Ивановича и его супруги Синклиты Дмитриевны сына Дмитрия. Восприемником (крестным отцом) стал Егор Иванович Иванов.

Николай Иванович Иванов

Александра Петровна Иванова

Александр Николаевич Иванов

Иван Николаевич Иванов

Есть в метрических книгах упоминания и о Николае Ивановиче Иванове (08.04.1836-13.02.1906, Ташкент). 25 июня 1865 г. в семействе Николая Ивановича и его супруги Александры Петровны (14.12.1845, Енисейск - 13.08.1919, Ташкент) родилась дочь Ольга. Восприемниками стали купеческий сын Егор Иванович Иванов и Александра Федоровна Иванова.

Были в семье и другие дети: Александр (24.10.1875, Казалинск – 21.01.1919, Ташкент), Николай (10.09.1877, Казалинск - ?), Иван (25.12.1879, Ташкент - ?), Александра (16.01.1882 - ?), Анна (27.06.1886 – 7), Василий (01.05.1889, Ташкент - ?).

Дочь Николая Ивановича Ольга (Савинкова) (25.06.1865-27.10.1915) стала первой женщиной химиком-технологом и фармацевтом в Туркестанском крае. Она вышла замуж за оренбургского купца 1-й гильдии коммерции советника Никифора Прокофьевича Савинкова (12.03.1849-07.02.1910, Ташкент)
Как пишет в своей статье Елена Летягина (История сантонинного завода Шымкента [Электронный ресурс] URL: https://otyrar.kz/2020/06/istoriya-santoninnogo-zavoda-shymkenta/), Николай Иванович Иванов был человеком недюжинных и разносторонних коммерческих талантов. В конце XIX в. он владел несколькими винокуренными и пивоваренными заводами в Ташкенте и был известен как самый крупный производитель качественной водки в Туркестане, на заводах которого осуществлялся полный производственный цикл. На его предприятиях трудились 2 700 рабочих и служащих. За свою многолетнюю «капиталистическую» деятельность Н.И. Иванов получил почетный титул коммерции советника и награжден несколькими орденами…

Был он и производителем лекарства от гельминтоза! Тщательно изучив вопрос, и главное, его цену, Николай Иванович отправился к тогдашнему туркестанскому генерал-губернатору Михаилу Григорьевичу Черняеву, и провел с ним беседу на заданную тему. Тот, выслушав купца, попросил его изложить предмет в письменном виде – для доведения просьбы до высоких инстанций. Иванов оформил свою мысль таким образом: «Как мне достоверно известно, на действующих ныне в Европе четырех заводах (из коих три в Германии, один – в Англии) вырабатывается сантонин только на 150 тысяч пудов цитварного семени, которое отсюда вывозится за границу, то я, чтобы не только ослабить конкуренцию с нами, но и, безусловно, вытеснить иностранный сантонин на европейских рынках, решился построить огромный завод с выработкой сантонина не менее чем на 150 тысяч или даже двухсот тысяч пудов цитварного семени». Словом, проситель обещал выдавать «на гора» столько же сантонина, и даже больше, чем все четыре европейских завода вместе взятых…

К слову сказать, у предприимчивого Н. И. Иванова нашелся конкурент в лице московского купца первой гильдии Фридриха Карла Келлера. Тот тоже хотел здесь построить подобный завод, и тоже обращался за этим к генерал-губернатору… Однако прижимистый немец дело проиграл, ибо предложил вложить в производство лишь жалкие сто тысяч рублей собственных средств. А Иванов посулил полмиллиона! Но при этом просил у правительства приличные льготы и права на монополию: «Отвести мне в полную собственность на местности Бугунь участок свободной, теперь пустой и никому не принадлежащей земли, в достаточном количестве под заводские здания. И приписать к заводу достаточный участок земли для бесплатного отвода под поселок заводских рабочих, который при открытии завода неминуемо должен образоваться… Выдать привилегию на 15-летнее исключительное право для производства в здешнем краю сантонина из цитварного семени на точном основании существующих законоположений. В видах обеспечения от убытков при такой громадной затрате капиталов допустить беспошлинную продажу сантонина не только на месте, но и на всех заграничных рынках. Предоставить мне беспошлинный вывоз из-за границы всех необходимых для устройства этого завода машин и аппаратов, что признается совершенно необходимым ввиду затруднительности устройства в такой пустынной местности, где нет даже простых кузниц»… Вот так, купец хитер – лишнего не переплатит…

В результате межведомственных хлопот Николай Иванов получил-таки долгожданное разрешение. Однако правительство Российской империи несколько поумерило купеческий пыл: в марте 1883 года Минфин в ответ на ходатайство М. Черняева решительно отказал Иванову в предоставлении монополии и на внутреннем, и на внешнем рынках. Не подарили и землю. Мол, хочешь строиться – покупай землю за свой счет. Итак, 14 августа этого же года Иванов – вместе со своим компаньоном и зятем по совместительству Никифором Прокофьевичем Савинковым – купили около трех десятин земли близ дороги на Ташкент, у подножья реки Бадам, и приступили к строительству завода.

Дело шло споро. В строительстве участвовали местные кадры из жителей города – они же впоследствии и составили основной костяк будущих заводчан. Поэтапно были воздвигнуты заводской корпус, водонапорная башня, печи для обжига кирпича, трубы и прочие заводские коммуникации. Не забыли и о хозяйских нуждах. Помимо производственного корпуса был сооружен вместительный двухэтажный дом для администрации, затем построили складские помещения и конюшню на шесть лошадей. Необходимые для строительства материалы доставлялись из Казыгурта на верблюдах. И летом 1884 года завод уже «начерно» был построен. Общая сумма строительных затрат составила 400 тысяч рублей, которые, впрочем, быстро окупились…

Но реальным рождением завода все-таки стал 1885 год, когда предприятие вошло в активную производственную фазу и стало выдавать полноценную продукцию в крупных промышленных масштабах. Николай Иванович Иванов не обманул губернатора. Его завод даже с первого захода выпустил «обойму» в 190 пудов высококачественного сантонина. Успехи новоиспеченного завода были настолько очевидны, что уже в 90-ые годы его владельцы, наконец, добились от правительства монопольного права на всю цитварную полынь, бурно произрастающую в регионе…

Отечественный сантонин – вплоть до Первой мировой войны – в основном экспортировался в Германию, с которой у наших купцов были тесные взаимовыгодные контакты и контракты. Однако позже, когда немецкие «партнеры» стали явно сбивать цены на чимкентский сантонин, наши заводчики принялись активно продавать свой товар и в Японию, и в Северную Америку, ну и конечно же, в европейскую Россию. Тут, как говорится, дружба дружбой, а денежки врозь.

Идеолог и основоположник сантонинного дела в Чимкенте Николай Иванович Иванов умер в 1906 году в Ташкенте. Наследниками этого огромного и налаженного, как бы сейчас сказали, бизнеса стали зять-совладелец и дети – три сына и дочь. Причем, что интересно, самой продвинутой в деле, завещанном отцом, оказалась именно дочь Ольга Савинкова. Она стала не только удачной по тому времени бизнес-леди, но и первой женщиной химиком-технологом и фармацевтом в Туркестанском крае.